Сайт севастопольской общины во имя святителя Григория Паламы

Церковь как субкультура?

25 Октябрь 2013

Комментарии

0
 Октябрь 25, 2013
 0

Интервью с Ионой (Черепановым) епископом Обуховским, викарием Киевской митрополии, наместником Киевского Свято-Троицкого Ионинского мужского монастыря, председателем Синодального отдела по делам молодёжи Украинской Православной Церкви.

Главред: Государство давно устранилось от формирования здорового мировоззрения у молодежи, а у родителей, занятых поиском средств на содержание семьи, просто нет времени на воспитание. Заполнив эту нишу и увлекаясь внешним служением, не делаем ли мы Церковь субкультурой, и не повторяем ли мы ошибки Католической Церкви?

Нельзя утверждать, что государство и родители полностью махнули рукой на молодежь. Все-таки государство худо-бедно, но пытается чем-то заниматься. Хотя и достаточно формально и не всегда успешно, но все-таки начинает пытаться работать с молодежью. Есть и инициативы родителей, которые объединяются и устраивают для молодых людей места досуга по образцу тех, которые существовали в советское время. Организуют различные кружки и спортивные организации. И в Киеве, и в регионах есть подвижки, то есть последние пять лет как-то начинает что-то двигаться.
Но и нужно понять, что Церковь занимается молодежью не как основным своим деланием, а скорее как тем, что сопровождает основное делание. Основной задачей священника является совершение божественной литургии, является окормление своих духовых чад, своих прихожан. Здесь собраны те отцы, которые помимо основного своего делания несут еще и послушание работы с молодежью.
И все-таки мне кажется, что, в хорошем смысле этого слова, нам еще далеко до католиков с их жесткой структурой и с их формализацией очень многих процессов. И я все же думаю, что до абсурдно-модернистских вещей у нас дело не дойдет.

К сожалению, Католическая Церковь после второго Ватиканского собора взяла курс на модернизацию, осовременивание церковной жизни, но мы знаем, что люди в Церкви прежде всего ищут постоянства, консерватизма, строгости. И мы знаем, что в тех местах Западного мира, где Католическая Церковь по-прежнему стоит на четких моральных принципах и не уклоняется в модернистские изыскания, она там преобладает. Это Италия и Польша — достаточно консервативные страны в отношении вероисповедания.
Там же, где пытаются проводиться какие-то подвижки в области модернизма, Католическая Церковь конечно стремительно теряет своих прихожан, потому что люди видят, что Церковь, в которой они привыкли видеть столп и утверждение истины, все больше и больше приспосабливается к быстро изменяющемуся Миру. И если они в Церкви действительно находили твердое пристанище, якорь спасения, то сейчас это, к сожалению, в своей церковной организации не видят.

У нас же работа с молодежью проводится не на стратегическом уровне, как в Католической Церкви, где выделяются финансовые средства, строятся огромные центры, проводятся централизованные массовые мероприятия. У нас пока такого даже близко нет. Основной задачей каждого священнослужителя, который работает с молодежью, является привести молодого человека в храм и воцерковить его, а уже воцерковленному помочь глубже понять свою веру, помочь стать настоящим православным. Не формальным, не поверхностным, а настоящим православным, знающим и любящим свою веру.

Главред: На конференции мы знакомимся с опытом священников во внешнем служении, но почему нет докладов с опытом работы над изменением сознания? Ведь церковная жизнь возможна только после изменения сознания, после перехода от эгоцентризма к христоцентризму. Где же наработки, подходы и слова о преображении внутреннего мира? Можно ли спасаться и от чего спасаться, если Мир и так хорош? Где осознание рабства греху?

Нужно понимать, что Православная Церковь не знает как таковых методик изменения сознания, потому что все-таки Церковь — это корабль спасения, и Церковь — это столп и утверждение истины. Церковь может заниматься миссионерством, но не может при этом применять какие-то технологии для того, чтобы человека изменить. Сама история Церкви и ее опыт свидетельствуют об обратном. Свидетельствуют о том, что лучшим миссионерством является собственный пример. Ведь сам Христос как сказал? — Что ваш свет должен так светить пред человеки, чтобы они, видя ваши добрые дела, прославили Отца вашего, еже есть на Небесех. Это основной принцип миссионерства. И, собственно, все те внешние проявления работы с молодежью — и скаутинг, и социальна работа, какие-то кружки и так далее — они все ведут к тому, чтобы молодой человек видел, что Церковь — это его дом, где его всегда рады встретить.
Дальше же идет очень тонкая, очень индивидуальная работа с каждой душой отдельного молодого человека. Вы видите, что в основном работой с молодежью занимаются священники или их помощники, и, в конечном итоге, каждый молодой человек оказывается рядом со священником. Одной из задач работы с молодежью является помощь в преодолении преграды отчужденности, которая строила светская власть на протяжении многих десятилетий, преграду между человеком и священником. Чтобы молодой человек видел в священнике в первую очередь брата во Христе, чтобы видел любящего отца и чтобы не стеснялся решать со священником свои духовные вопросы. Это является одной из задач молодежного служения. Поэтому нет общих рекомендаций для работы с каждой отдельно взятой душой.
Например, священник организовал кружок авиамоделизма, преподает ребятам то, что он любит, чем сам в детстве увлекался. Как вы думаете, он говорит детям только о сортах фанеры и ее аэродинамических свойствах? Понятно, что в процессе взаимодействия священника с молодыми людьми на почве авиамоделизма возникают личные отношения и общение. Естественно молодой человек видит в священнике того человека, с которым он может поделиться своими проблемами и сложностями. И с этого начинается уже процесс пастырского окормления молодого человека. Молодой человек уже перестает бояться священника и воспринимает его как любящего отца, как прообраз нашего любящего Отца Небесного. И тогда уже начинается индивидуальная работа над душой каждого человека, который сейчас стоит на пороге Церкви, но не знает, грубо говоря, какой ногой шаг сделать, чтобы войти в нее. То есть это все глубоко индивидуально, поэтому тут методики, на мой взгляд, не работают. А рекомендации все изложены в Евангелии и посланиях Апостольских. Помните, как апостол говорил, что «я с иудеями общался как иудей, с язычниками, как язычник, я для всех стал всем, чтобы спасти хотя бы некоторых». Понятно, что если священник общается с металлистом, то он оперирует какими-то доступными ему понятиями. Если это представитель какой-то другой субкультуры, то он тоже более-менее какими-то этими понятиями оперирует. Конечно, если речь идет о молодом человеке, глубоко погруженном в свое увлечение, для которого понятия, которыми он оперирует в своей жизни, значимы и важны, тогда, конечно, священник знает эти понятия и использует в общении. Если молодой человек находится в местах заключения, то естественно, что священник учитывает и эту особенность. То есть все рекомендации есть в Священном Писании. Методик нет.

 

Интервью записано во время проведения VI-й Всеукраинской конференции глав и представителей епархиальных молодежных отделов и организаций. Севастополь, Балаклава, 24 октября 2013 года.

Фото: Егор Комаров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *